Ваше имя
Номер телефона
Заказ звонка продавцу
Отправить
Выбрать

Евгений Герасимов: «В век имитаций человек подсознательно вкладывает деньги в правду»

Евгений Герасимов

Известный петербургский архитектор, на примере премиального проекта «Победы, 5» рассказал SPb Elite, почему перестали быть интересными «интернациональные коробочки» и в чем он видит разницу между китчем и роскошью..

– По мнению авторитетных архитектурных журналов, обезличенные постройки (неважно – небоскребы или другие здания) все менее интересны.  Они могут стоять где угодно – в Гонконге, Лондоне, Лос-Анджелесе – но не привлекать внимания публики. А интересны те проекты, которые идентифицируются с местом, где они строятся, с культурой их окружения.

В архитектуре тоже есть понятие моды.  Сейчас в моде плюрализм, это отражается в архитектуре, но никто не снимал задачу перед проектом быть интересным. Просто «интернациональные коробочки» – это уже не актуально. Следовательно, как товар они тоже потребителю не нужны. 

Говоря о проекте «Победы, 5», самое важно, что мы смогли найти общий язык с девелопером, изначально имели много общего в видении, в желаниях. Нам сразу хотелось найти что-то, что было бы связано с местом, с архитектурной традицией района. И тут долго рассуждать, в общем-то, было нечего. Московский проспект – это один из лучших образцов архитектуры сталинского времени. Поэтому здесь можно «поставить» или что-то входящее в совершенный контраст с этой средой, или что-то продолжающее традиции неоклассики. 

– Возвращение к традициям, по-вашему, оправдано?

– Возвращение к неоклассике – это тоже своеобразная традиция. Ведь классика – это архитектура Греции и Рима. Ее надолго забыли, а потом вернулся интерес. Было возрождение, барокко, но потом все пришло к неоклассицизму XVIII века. Потом опять все «наелись» этим, был модерн, конструктивизм, но параллельно опять в наш город вернулась неоклассика – ярчайшими строениями, созданными перед Первой мировой и сразу после революции – до Второй мировой.  

Мы видим, что человечество за последние 500 лет, хотя бы раз в столетие (а то и чаще), возвращается к этой теме и никто не говорил во времена Кваренги, что неоклассика неуместна, что технологии ушли вперед. Они, безусловно, развиваются,  но ордерная  эстетическая система классицизма по-прежнему имеет право на жизнь в силу своей эстетической ценности. Посмотрите на московские высотки – это символ Москвы, никто не создал ничего лучше, и не предвидится. 

Переосмысление классики – это совершенно уместная тема в  XXI веке. Есть возможность еще раз вернуться на новом этапе, с новыми материалами и технологиями к этим традициям. 

– То есть неоклассика сегодня – это традиции, воплощенные в новых технологиях? 

– То, что мы делаем сейчас на «Победы, 5» – это современный железобетонный дом внутри, возводимый по всем  технологиям XXI века, что позволяет строить гораздо быстрей, но воплощать проект в жизнь совсем с другой точностью и качеством. Например, фасад – это уже не ручной труд, а выполненные машиной детали. Но эстетическая система классицизма по-прежнему жива и востребована людьми. Народ голосует кошельком и это – объективный показатель.

– Почему ценна эта система?

– Вся ордерная архитектура,  и это еще сформулировал Леонардо да Винчи, целиком соотносима с пропорциями человеческого тела. И человек это подсознательно чувствует, ему не нужно это объяснять. Проще говоря – его не заставишь фотографироваться на фоне того, что ему не нравится, сколько бы ему не навязывали свое мнение архитектурные критики и искусствоведы.  Человеческий глаз не обманешь, если перед нами просто красивая упаковка – это зрелище на один раз, к нему не хочется больше приближаться и  возвращаться.  Наша цель – сделать прочувствованное здание, которое будет восприниматься на разных уровнях интереса – оно должно быть интересным и издалека (по форме, по стилистике, по симметрии), и приятным вблизи (в проработке деталей, вплоть до структуры камня, розеток, скульптуры). 

Интерес не должен ослабевать, такой дом можно разглядывать часами.  Беда большинства современных зданий – если издалека их еще можно рассматривать, то вблизи – ничего, кроме тошноты, они не вызывают. Здесь мы пытаемся провести в жизнь философию эпохи модерна, что красота для всех –  красота во всем.  Ведь это не царский особняк, а многоквартирный дом, но прочувствованный «от и до».  От фасада и вестибюля – до каждого светильника и дверной ручки. 

Это – уважение к человеку. В такой дом захочется возвращаться каждый день. Он должен проживать с человеком его жизнь и красиво стареть (а не так, как стареют современные здания, которые еще вчера казались чудом современной архитектуры, а сейчас презрительно называться «стекляшками»).  Ведь, например, скромный дом начала XIX века на Гороховой улице, изначально ни на что не претендующий, стоит себе и не вызывает никакого раздражения, пережил много поколений и продолжает осуществлять свою функцию, не требуя эстетического переосмысления. 

Та же задача стоит перед нами и в проекте «Победы, 5» – сохранить эстетические и эксплуатационные качества дома на долгие годы, чтобы использованные здесь принципы и материалы не устаревали и не надоедали очень долго.   

Победы, 5


– Чем же достигается такой эффект?

–  Прежде всего – понятностью формы. Мы используем законы петербургской «трехчастности» – основание, стена, завершение.  Как у дерева: более ранние побеги – более ороговевшие, большие и грубые, а поздние – меньше, легче.  Так и в зданиях: основание – «грубая» скала, а верхние элементы – легче, воздушнее,  здесь больше стекла.  Такой «естественный» рост здания оправдан с точки зрения человеческого восприятия.  Вся детализация должна быть внизу, где ее можно рассматривать, а на 11-ом этаже детали уже не особенно воспринимаются.  

Другой важнейший аспект – это материалы. В век стилизаций и имитаций, когда все имитируют все (мужчины – женщин, керамогранит – природный камень и т.д.), человек, которого окружает такая действительность, подсознательно тянется к чему-то вечному, вкладывает деньги в натуральное и подлинное – в правду.  Ведь рынок подлинных художественных произведений в эпоху компьютерной графики остается надежным источником сохранения и, зачастую, преумножения капитала.  Подлинность – есть невозможность воспроизведения, имитации. В нашем случае нет ничего лучше натурального камня. Гранит – материал для здоровья не самый полезный, он имеет радиоактивный фон. А вот юрский известняк – идеальный вариант, поскольку ничто не заменит его теплоту и текстуру настоящего камня.  

– А зачем везти камень из Германии – ведь именно оттуда его заказывает девелопер?

– Камня вообще не так много.  Известняков, которые стоят в нашем климате – еще меньше. Карьеры доломита уже подошли к концу (это то, из чего «делался» весь советский период: ТЮЗ, БКЗ и т.д.). Гатчинский известняк – испорчен взрывами карьеров. Армянский известняк очень хорош, но в Питере другие требования по цикличности и мы не можем рисковать. А юрский камень понятен по свойствам. Его также много в Москве, есть объекты и в Петербурге (ТЦ «Галерея» и Невский, 152). И это действительно рабочий материал, его характеристики прошли проверку временем. Камень из немецких месторождений прекрасен по текстуре, понятен по поставкам (ясно, где брать, и можно не волноваться, что завтра он закончится).  И мы приняли решение, что большая часть изделий будет там же, в Германии, обрабатываться. Мы сделаем один из самых роскошных фасадов в Петербурге.

– А что такое, по-вашему, роскошь в элитной недвижимости?

– Если говорить об интерьерах, то это пустота. То есть возможность позволить себе пространство. Не наполнить функционалом каждый «квадрат» пространства: в каждом сантиметре – встроенный шкафчик...   Нет. Для этого создан smart, и он, как показал рынок, чрезвычайно востребован в другом сегменте. А здесь роскошь пустоты – другой масштаб в шикарном двусветном холле, который буквально «поднимает» человека! В отделке внутренних помещений будут использованы камень и дерево, в вестибюле будут поставлены роскошные деревянные двери,  повешены люстры, в том числе антикварная – из ДК им. Первой Пятилетки.  При этом мы помним, что гармония – это чувство меры. Не все решается деньгами.  Можно каждый сантиметр сделать максимально дорогим, а получится – китч и безвкусица, что мы частенько и видим.  Людей подводит вкус – как архитектора, так и заказчика.  Надеемся, что нас он не подведет. 

– Самая важная проверка этих решений – это будет проверка временем?

– Наш дом должен выдержать эту проверку. Мы видим, что современной архитектуре (60-х, 70-х, 80-х) это не удалось. Это не удалось и архитектуре 20-х. Ведь на чем «погорел» конструктивизм?  Казалось бы – прекрасные идеи, но подвели качество материалов, воплощение, а также явная утопичность функциональной части.  Это оказалось не совместимо с жизнью. 

Функциональная программа для «Победы, 5» продумана для проверки временем.  Мы сознательно избегаем балконов. Во-первых, это не соответствует климатическим условиям региона. Средиземноморская архитектура террас не жизнеспособна в нашем климате, что бы архитекторы ни рисовали.  Во-вторых, мы избегаем любой возможности протечек и дискомфорта. В-третьих, сознательно минимизируем возможность отдельных жильцов творчески изменять здание – чтобы не было возможности устраивать зимние сады, террасы, которые впоследствии обрастают безумными мангалами и цветниками. В условиях правового нигилизма мы должны свести к минимуму возможность творчества отдельных жильцов.    

– В проекте есть скульптуры, геральдика… Что вы этим хотели сказать?

– С одной стороны, это преодоление шаблона. Купил квартиру в этом доме  – уже победил стереотип, уже замахнулся на другое. Это военная геральдика, это доспехи.  Есть и переосмысление традиционных орнаментов – греческий меандр, львиные маски (символы победы). Эти элементы в Европу Наполеон привез из своего египетского похода – обелиски, «львиную» тематику, женскую моду на туники. Целый стиль – ампир.  У нас – неоампир. С другой стороны, в произведениях классической архитектуры всегда присутствовали орнаменты и скульптура, то есть на человека воздействовали всеми доступными способами. Ему издалека показывали триумфальное сооружение, а ближе – скульптуру, а еще ближе –  орнаменты. 

– Проект долго рождался? Доходило ли до споров с заказчиком?

– Есть вещи, которые рождаются долгим перебором вариантов. Здесь общий образ родился сразу:  эскиз про сталинский ампир был создан быстро, стало понятно, что делать с композицией здания, с его пропорционированием. Но вот работа в деталях, подбор отдельных элементов – карнизов, орнаментов, розеток, колонн – занял довольно много времени. Заказчик порой предлагал: а давайте тут еще поставим скульптурку…  Я возражал: не стоит утыкивать объект скульптурами как магнитами холодильник – детали все должны быть выверены, важно не перебрать. 

Хотя в целом, мы с заказчиком говорили сразу на одном языке. Ведь девелопер, если его что-то не устраивает, никогда не сделает так, как хочет архитектор. Он просто не будет вообще строить. Если голод берет за горло архитектора – он готов абсолютно на все, выполняет волю заказчика даже в ущерб своему профессионализму и репутации. Я, к счастью, могу себе позволить сначала обсуждать с заказчиком, насколько одинаково мы смотрим на задачу. Если смотрим похоже – то можем вместе работать. Если нет – я могу позволить себе отказаться.  С компанией LEGENDA мы счастливо совпали в убеждениях и результат себя оправдал. 

– То есть и вы, и девелопер изначально сошлись в идее «архитектура для человека»?

– Надо ориентироваться на человека. Он «кожей» впитывают эстетику.  Ему нравится чувственная архитектура, а не выскобленная и анемичная. Да, мы делаем и хай-тек. Но там – другие задачи и другая работа.  Например, новые здания банка «Санкт-Петербург». Это – банковский комплекс, не жилой дом, его не надо разглядывать. Он должен поражать своей технологичностью. У него форма невиданного еще в России гиперболоида. Но, повторюсь, достигается другая эстетическая задача – подавлять, создавать ощущение мега-структуры. В жилом здании должна быть теплота – материалов, решений, образов… От внешнего вида здания, до вестибюля, лифтовых холлов и почтового ящика, стойки консьержа. И такого нет в других домах.  Мы продаем мечту и ощущения. Это и есть маркетинг. Продуманность деталей и отношение к людям – только это стоит денег.  Человек не каждый день покупает квартиру, он покупает ее, может быть, навсегда.  И хочет соответствующего отношения к себе, своим идеалам, своему вкусу, своему будущему. 

– Но ведь и «традиционность», когда она вездесуща, может отпугнуть?

– Мы собирали дом «по кусочкам»: стилизованным, взвешенным, взаимоувязанным.  Но далеко не все выстроено вокруг одной темы – сталинского ампира. Когда все стилизованно до мелочей – это действительно просто скучно.  Должны быть некие детали, которые выбиваются из этой «правильности».  Например, лифты – никакой чопорности, никакого дерева… Это современный лифт, по последним технологиям!  Стены лифта – в мелкий лавровый листочек, увязанный в венки. Это будет символика того же стиля, но сделанная в технологиях сегодняшнего дня. 

Контраст призван возвращать человека в настоящее. То же самое касается и подсветки здания – она будет современной, с «факелами XXI века». Хотя и признаю, что современные технологии на службе человека без потери эстетических качеств – задача рискованная… 

Нам не нужно, чтобы у человека случился инфаркт при подходе к дому, или вестибюль был как антикварная лавка.  Поэтому выбрать мебель в холл – тоже не простая задача.  Девелопер думал, что нам нужны сталинские перфорированные диваны, стеганные… Но я предложил делать эти мягкие группы не такими стилизованными, более современными. Должна быть игра в старое-новое – как современный спектакль: вроде бы на сцене исторические костюмы, но в то же время есть мультимедийность. Театр XXI века и современная архитектура во многом похожи. 

Справка:

Дом премиум-класса  «Победы, 5» – дебютный проект компании LEGENDA. Относится к, так называемым, индивидуальным проектам. Являет собой современное переосмысление архитектуры сталинского неоклассицизма, характерного для парадной части Московского района. В доме всего 51 квартира площадью от 80 до 286 кв. метров. Два подземных этажа отданы под паркинг на 49 машиномест (с автомобильными лифтами). Публичные зоны открывает просторный двусветный холл с приемной при входе. Внутренний двор и фасад здания будут реализованы в натуральном камне. Проект предполагает художественную подсветку фасада.

19 Ноября 2013




Специальные предложения элитной недвижимости
Квартира, Sобщ 52 — 230 кв.м
Московский квартал
Коттеджный поселок, Sобщ 330 кв.м
Дом в поселке «Юкки. Горки СПб»
135 000 000

Замена фасадного остекления на теплое. Проект идеальная квартира

Последние несколько лет в интерьерном дизайне актуальна тема объединения балкона или лоджии с жилой площадью квартиры, что по сути увеличивает инвестиционную привлекательность жилья с минимальными затратами

Sony выпустила новые флагманские модели телевизоров с поддержкой 4K HDR

Sony представляет телевизоры BRAVIA OLED серии A1 и новую линейку 4K HDR-телевизоров, поднимающих реалистичность и контрастность изображения на новый уровень

Smeg представила новинки в эксклюзивном дизайне Victoria

Изначально включавшая в себя варочные центры, удостоенные международного признания и наград, недавно серия дополнилась и встраиваемой техникой